Гонорея

Подробная информация о гонорее у мужчин. Симптоматика, диагностика. Эффективное лечение.

Гонорея у мужчин. Лечение в Омске.

Изображение

Обследования больных гонореей мужчин. Изучение анамнеза является началом обследования. Выясняют характер половой жизни, дату последней половой связи, время появления выделений из уретры и других симптомов. Важно знать, получал ли больной какие-нибудь медикаменты во время вероятной инкубации или после начала болезни (в связи с этим или по поводу интеркуррентных заболеваний). Одновременно собирают сведения о предполагаемом источнике заражения и других половых партнерах. Особо отмечают наличие в прошлом венерических заболеваний, в частности гонореи и других мочеполовых инфекций, полноценность последующего контроля и т. д. В амбулаторной карте или истории болезни необходимо отразить переносимость лекарств, в первую очередь антибиотиков.

Общеклиническое обследование проводится по обычным правилам и имеет целью определить общее состояние больного, наличие тех или иных поражений внутренних органов и нервной системы, которые могут оказать влияние на диагностику и выбор метода терапии.
Топическая диагностика начинается с осмотра полового члена и его пальпации. Обращают внимание на состояние крайней плоти, уздечки, наличие парауретральных ходов, аномалий развития уретры, воспалительных изменений в области ее наружного отверстия, кожи головки и крайней плоти. Пальпацией определяют наличие инфильтратов и узелковых уплотнений в уретре, в коже полового члена. Исследуют состояние лимфатических сосудов на спинке полового члена и паховых лимфатических узлов. Учитывают количество, цвет, консистенцию отделяемого из уретры и берут материал для микроскопии, а при необходимости и для посева на гонококки. Осматривают область заднего прохода (наличие гиперемии, гноя и слизи в анальных складках).
При достаточном количестве выделений из уретры после предварительного обмывания головки полового члена теплой водой берут краем чистого предметного стекла каплю гноя и размазывают ее на другом предметном стекле, стараясь, чтобы мазок был равномерной толщины. Если же отделяемое скудное, делают соскоб со стенок уретры при помощи бактериологической петли, платиновой лопатки, тупой ложечки или приспосабливают самодельную петлю из нихромовой проволоки, закрепленной в рукоятке бактериологической петли или в кусочке органического стекла. При незначительном отделяемом больному предлагают до исследования не мочиться 6—8 ч. Можно также с помощью пипетки вылавливать гнойные нити из мочи и делать из них мазки. В лабораторию направляют одновременно два мазка (для окраски метиленовым синим и по Граму).

После взятия мазков больной выпускает мочу в два стакана. Помутнение, гнойные нити и хлопья только в первом стакане, как правило, свидетельствуют об изолированном поражении переднего отдела уретры (передний уретрит). При тотальной пиурии (высокий лейкоцитоз в обоих стаканах) необходимо выяснить ее источник (предстательная железа, семенные пузырьки, воспаление верхних мочевых путей). Если моча мутная при скудных выделениях из уретры или их отсутствии, это может быть связано, как и помутнение только второй порции мочи, с нарушениями солевого обмена. В последнем случае легкое подогревание мочи и добавление к ней разведенной хлористоводородной кислоты устраняют помутнение.

Чтобы быстро составить более точное представление о причине мутности мочи, Я. Б. Войташевский (1936) рекомендует схему Ульцмана: при постепенном подогревании мочи в пробирке она становится прозрачной, если помутнение вызвано наличием кислых мочекислых солей (уратерия); помутнение делается более густым, если оно обусловлено углекислой известью (карбонатурия), фосфатами (фосфатурия) или гноем (пиурия). Помутнение остается без изменений даже после вливания в мочу уксусной кислоты, если имеются слизь (муцинурия), сперматозоиды (спермурия) или бактерии (бактериурия). Ес- *ли от прибавления нескольких капель уксусной кислоты без подогревания пробирки помутнение исчезает с образованием газа, имеет место карбонатурия; просветление мочи без газообразования свидетельствует о фосфатурии. При пиурии просветления не происходит.

Свежевыпущенную первую порцию мочи необходимо отправить в лабораторию для анализа осадка на трихомонады и цитологического исследования. Микроскопия осадка выявит наличие микроорганизмов при бактериурии и кристаллы солей.
Чаще всего в амбулаторных условиях применяют двухстаканную пробу Томпсона. Нужно соблюдать два правила, чтобы она дала достоверные результаты. Во-первых, больной должен мочиться последовательно в два стакана, не прерывая струи мочи. Во-вторых, количество мочи, выпускаемой в первый стакан, должно быть тем больше, чем больше гноя имеется в переднем отделе уретры. При малосимптомных, торпидных и хронических уретритах с незначительным отделяемым первый стакан нельзя наполнять более чем на четверть (около 40—50 мл), иначе патологические включения будут разбавлены слишком сильно и не вызовут помутнения мочи.

Двухстаканная проба пригодна для топической диагностики только при относительно большом количестве отделяемого в уретре. При скудном отделяемом даже небольшое количество мочи смывает в первый стакан отделяемое переднего и заднего отделов уретры и тогда поражение заднего ее отдела может остаться нераспознанным [Дивненко П. Г., 1941]. При малосимптомном уретрите лучше пользоваться трехстаканной пробой Ядассона. Вначале содержимое переднего отдела уретры смывают теплым изотоническим раствором хлорида натрия через резиновый катетер, введенный до наружного сфинктера (1-я порция). Затем больной последовательно выпускает мочу в два стакана; в первом (2-я порция) будут присутствовать патологические примеси из заднего отдела уретры, а во втором (3-я порция) —пузырная моча.

Помутнение 2-й порции мочи при пробе Томпсона позволяет предположить, что гной попал в нее либо из заднего отдела уретры, либо из предстательной железы и семенных пузырьков. Чтобы решить этот вопрос, больному 
после мочеиспускания промывают задний отдел уретры, наполняют промывной жидкостью мочевой пузырь, а затем предлагают помочиться. Если во 2-й порции мочи содержится меньше лейкоцитов, чем в промывной жидкости, значит они происходят из половых желез [Фронштейн Р. М., 1949]. Это исследование можно проводить иначе: больной последовательно выпускает мочу в два стакана, оставив часть мочи в мочевом пузыре. После массажа предстательной железы больной выпускает мочу в третий стакан; эту порцию направляют на микроскопическое исследование.

Для оценки состояния заднего отдела уретры и половых желез предложены многостаканные пробы: Льюиса, Кольмана и др. Однако они слишком сложны и не могут заменить уретроскопии и непосредственного исследования секрета предстательной железы и семенных пузырьков.

Пальпация органов мошонки позволяет обнаружить инфильтраты, рубцы и спайки в результате имеющегося или перенесенного воспаления яичка и его придатка. Необходимо прощупать также семенной канатик и установить, хорошо ли выявляются его отдельные составные части (семявыносящий проток, сосуды, оболочки), нет ли в нем инфильтратов, скопления жидкости и т. д. Показано пальпаторное обследование (но не массаж для получения секрета!) куперовых желез (больной лежит на спине, ноги приведены к животу) и предстательной железы (лучше в коленно-локтевом положении). Этими мероприятиями ограничивается топическое обследование у больных свежими острыми и подострыми неосложненными уретритами.
При торпидных, затянувшихся и хронических уретритах необходимо установить состояние половых желез (предстательная железа, семенные пузырьки, куперовы железы) и взять для микроскопии их секрет, если нет противопоказаний в виде острых осложнений. Совершенно обязательно в таких случаях установить локализацию и характер патологических изменений в уретре. Применявшиеся ранее косвенные, ориентировочные способы обнаружения патологии (исследование головчатым бужом, выявляющее болезненность и кровоточивость при наличии мягкого инфильтрата и грануляций; пневмодиагностика, показывающая неравномерное расширение тканей уретры на месте инфильтрата или рубца при легком вдувании воздуха и т. д.) ныне практически не используются. Все эти методы вытеснены уретроскопией, позволяющей наиболее точно и демонстративно- определить вид и расположение поражения уретры и, следовательно, назначить рациональную терапию. При образовании узких рубцовых сужений в уретре — стриктур, делающих уретроскопию невозможной, теперь также не применяют для диагностики эластические головчатые и нитевидные бужи, а прибегают к восходящей или нисходящей уретрографии. Она не только четко выявляет патологические изменения в уретре, располагающиеся проксимальнее стриктуры, и потому недоступные для уретроскопии, но и дает возможность обнаружить каверны в предстательной железе при туберкулезе, дивертикулы, опухоли и т. д. [Гехман Б. С., 1967]. 

В венерологической практике обычно используют «сухую» уретроскопию, методика которой подробно описана в руководстве по урологии и специальных монографиях [Васильев А. И., 1955; Ляховицкий Н. С., 1969, и др.]. «Сухая» уретроскопия доступна в амбулаторных условиях, достаточно проста и пригодна для осмотра переднего и заднего отделов уретры. Ощупывая при этом уретру на тубусе уретроскопа, можно выявить ограниченные периуретральные инфильтрации и закрытый уретральный аденит (закупоренные железы Литтре). Эндоскопия позволяет легко распознать различные изменения эпителия (эрозии, грануляции, лейкоплакии и пр.), воспаление желез Литтре, уретральных фолликулов и лакун, наличие мягких, переходных и твердых инфильтратов в подслизистом слое, поражения семенного бугорка, опухоли и инородные тела уретры (рис. 96). Разумеется, уретроскопия допустима лишь в случае отсутствия острых воспалительных процессов в уретре и половых железах. При узком наружном отверстии уретры или его рубцовом сужении целесообразно прибегнуть к меатотомии.

Без уретроскопии немыслимы квалифицированная диагностика и лечение уретритов, а также контроль за излеченностью. Она помогает дифференциальному диагнозу при некоторых процессах с типичной эндоскопической картиной (уретриты вследствие опухоли или инородного тела), позволяет заподозрить и подтвердить лабораторными исследованиями туберкулез уретры, сифилис, кандидоз, герпес и т. д. Врач, не владеющий уретроскопией и эндоуретральными вмешательствами, может оказаться беспомощным при диагностике и терапии больных с хро-ническими воспалениями мочеполовых органов, как показывает следующий пример.

Больной Л., 24 лет, обратился с жалобами на гнойные выделения из уретры и боли при мочеиспускании. В течение 6 мес лечился амбулаторно антибиотиками и промываниями с временными улучшениями, а затем был направлен в наш стационар с диагнозом «пенициллинорезистентная гонорея». У больного имелся передний уретрит с умеренными гнойными выделениями, в которых присутствовали банальные бактерии (стафилококки), частично располагавшиеся вкутриклеточно. При уретроскопии и пальпации выявлено инородное тело на расстоянии 3—4 см от наружного отверстия уретры. После удаления с помощью уретроскопа и уретральных щипцов инородного тела, оказавшегося камнем величиной с горошину с бугристой поверхностью, явления уретрита самопроизвольно исчезли через несколько дней.

Симптоматология гонорейного уретрита у мужчин
Гонорея у мужчин, как правило, представляет собой специфическое воспаление мочеиспускательного канала. Все остальные виды гонорейных поражений, за небольшим исключением, следует рассматривать как осложнения уретрита.
Выше было указано, что свежий гонорейный уретрит у мужчин может протекать остро, подостро и торпидно (малосимптомно). Но частота этих клинических вариантов оценивается различными авторами по-разному. Например, Н. М. Ландышев и соавт. (1962) наблюдали острое течение уретрита у 78,8% больных гонореей мужчин, Г. Э. Шинский и соавт. (1977) — у 52%, М. М. Чхиквишвили и соавт. (1970)—у 29,2%, а В. Ф. Прищепов, и В. Н. Кислицин (1976)—только у 17,2%. Еще большие колебания существуют в определении частоты торпидных форм гонореи. Так, Г. Н. Чучелин и Ю. И. Грачев (1977) утверждают, что в 1964—1968 гг. торпид- ная гонорея наблюдалась у 4% мужчин, а в 1969—1974 гг.— уже у 10%. Однако В. И. Кечкер и соавт. (1970) сообщили о 20% торпидных форм, В. И. Жуков (1960) —о 28%, В. Г. Крав-ченко (1970)—о 48,7%, а Т. А. Кислова и Н. П. Шамшин (1971)—даже о 56%. А. М. Кричевский (1948) говорил, что гонорея у мужчин в 70% протекает подостро или торпидно.

Такая противоречивость связана, во-первых, с разной оценкой одинаковых клинических симптомов уретрита, а во-вторых, с различиями в обследуемых группах больных. В общем частота торпидных форм уретрита особенно высока среди мужей и постоянных половых партнеров женщин, страдающих хронической гонореей, а по некоторым данным, также у лиц, заразившихся гонореей повторно [Козин С. Л. и др., 1971 ]1 Это объясняется, по-видимому, развитием местного иммунитета к гомологичному штамму гонококка.

Инкубационный период при гонорейном уретрите колеблется от 1 дня до 2—3 нед и более. Многие авторы отмечают тенденцию к некоторому увеличению средней продолжительности инкубации в послевоенный период. Длительность скрытого периода в 2—5 дней в настоящее время наблюдается только у половины больных. По нашим данным, средняя продолжительность инкубации составила 7,1 дня, а при смешанной инфекции с трихомонадами — даже 10,4 дня. Установлено, что более короткая инкубация имеет место при острых формах уретрита, а более продолжительная — при торпидных.

Острая форма свежего гонорейного уретрита характеризуется значительными воспалительными изменениями: губки наружного отверстия уретры резко гиперемированы и отечны; сама уретра инфильтрирована, и пальцапия ее болезненна; иногда в ней прощупываются мелкие болезненные узелки величиной с просяное зерно — воспаленные железы слизистой оболочки. Гиперемия и отечность могут распространяться на кожу головки полового члена и крайнюю плоть. Из уретры свободно вытекают обильные гнойные выделения желтовато-зеленоватого цвета. Количество гноя так велико, что он быстро накапливается после мочеиспускания и оставляет характерные пятна на белье. Обильные выделения нередко мацерируют внутренний листок крайней плоти. На головке полового члена могут образовываться поверхностные эрозии; гнойный экссудат скапливается в препуциальном мешке, присоединяется вторичная бактериальная флора, что при узкой и длинной крайней плоти нередко приводит к воспалительному фимозу.

Иногда бывает чрезмерно острое течение воспалительного процесса, при котором инфильтрация и отек слизистой оболочки уретры особенно заметны, губки уретры как бы вывернуты и стекловидно набухают, половой член находится в полуэрегированном состоянии, а в отделяемом постоянно имеется примесь крови.

Геморрагический вариант течения острого гонорейного уретрита, при котором отделяемое окрашено кровью в коричнево-красный или даже черноватый цвет, встречается в настоящее время исключительно редко.

При двухстаканной пробе моча в первом стакане мутная от примеси гноя, во втором — чистая, прозрачная. Если же воспалительный процесс распространяется на задний отдел уретры, возникают симптомы заднего уретрита (уретроцистита): учащенное мочеиспускание с императивными позывами, резкие боли в конце его вследствие судорожного спазма воспаленного внутреннего сфинктера, тотальная пиурия (моча мутна в обоих стаканах), нередко терминальная гематурия, приводящая к окрашиванию мочи в цвет мясных помоев. Так как при тотальном уретрите поражаются ^е только слизистая оболочка заднего отдела уретры и шейка мочевого пузыря, но и расположенный в задней уретре семенной бугорок, могут возникнуть симптомы колликулита: учащенные и болезненные эрекции и поллюзии, иногда гемоспермия.

Несмотря на острое течение уретрита, общее состояние больного, как правило, не страдает, температура тела остается нормальной. Даже без лечения воспаление в уретре постепенно затихает, уменьшается количество отделяемого, ослабевают субъективные расстройства, и уретрит спустя 2—3 нед принимает подострый характер, а в дальнейшем переходит в вяло текущую хроническую форму. При своевременно начатом лечении острого гонорейного уретрита антибиотиками в соответствующих дозах обычно наступает выздоровление в течение немногих дней.

Подострая форма гонорейного уретрита в послевоенные годы наблюдается настолько часто, что нередко ее и считают «классической» острой гонореей. Она отличается тем, что гиперемия и отек губок наружного отверстия уретры выражены слабее, гиперемия не распространяется на кожу головки и крайней плоти. Отделяемого меньше, в более или менее заметном количестве оно накапливается только после длительной задержки мочи (например, после сна), хотя стекающий гной оставляет небольшие пятна на белье. Выделения могут быть даже не чисто гнойными, а гнойно-слизистыми, беловатого цвета. При двухстаканной пробе моча в первом стакане бывает мутной или опалесцирующей, с тяжелыми гнойными нитями. Болевые ощущения (жжение или режущие боли в начале мочеиспускания) также заметно слабее, чем при острой форме. Лишь переход воспаления на задний отдел уретры приводит к усилению субъективных расстройств и появлению симптомов, типичных для заднего уретрита, но выраженных, естественно, слабее, чем при острой форме уретрита.

Торпидная форма свежего гонорейного уретрита клинически неоднородна. Поэтому наряду с этим термином, пред-ложенным И. М. Порудоминским (1952), ее называют также малосимптомной, субклинической, субманифестной формой гонореи, а Siboulet (1975) обозначает ее как «медленно текущую форму гонореи». Торпидная форма с самого начала протекает с незначительными субъективными и объективными расстройствами. В области наружного отверстия уретры воспалительных изменений или совсем нет, или они едва заметны. Скудные слизисто-гнойные или слизистые выделения отмечаются только по утрам, иногда лишь при выдавливании. Нередко отделяемого настолько мало, что свободных выделений вообще нет, а экссудат засыхает в виде корочки на губках наружного отверстия или остается на стенках в глубине уретры. Моча большей частью прозрачная, с единичными гнойными нитями и хлопьями в первом стакане. В ряде случаев торпидное воспаление уретры можно констатировать только по увеличению числа лейкоцитов в соскобах со слизистой оболочки уретры и патологическим включениям в моче. Болевые ощущения могут быть минимальными или их совсем нет, и тогда многие мужчины не замечают своего заболевания. Этот факт имеет важное эпиде-миологическое значение [Кравченко В. Г., 1970; Handsfield et al., 1974].
Свежий торпидный уретрит, при котором нет свободных выделений, но в соскобах из уретры находят продукты воспаления (лейкоциты), следует отличать от асимптомной гонореи (гонококконосительство) у мужчин. По данным ряда авторов, среди мужчин, имевших половой контакт с заведомо больными гонореей женщинами, примерно у 5—10% удается в посевах или с помощью иммунофлюоресцентной методики обнаружить гонококки, несмотря на отсутствие клинических признаков воспаления уретры, лейкоцитов в соскобах со слизистой оболочки и патологических включений в моче [Holmes, 1971; Рагі- ser, 1972; Roberts, 1972; Perera, Lim, 1975].

Торпидный уретрит протекает монотонно и без резких границ переходит в хроническую стадию гонореи. Впрочем, при торпидном течении уретрита нередко трудно провести дифференциальный диагноз между свежей и хронической гонореей, так как больные не всегда знают о своем заболевании, а данные анамнеза могут быть сомнительны. Если воспалительный процесс, что нередко бывает, примет тотальный характер, распространение его на задний отдел уретры обычно происходит незаметно, без выраженных субъективных расстройств, и обнаруживается лишь по патологическим примесям (нити и хлопья) во втором стакане мочи при трехстаканной пробе Ядассона и по изменениям при уретроскопии. У части больных при этом возникают повелительные, но не учащенные позывы на моче-испускание [Порудоминский И. М., 1952]. Причинами, способ-ствующими переходу воспаления на задний отдел уретры, являются половое возбуждение, употребление алкоголя, нерациональное лечение. При поражении заднего отдела уретры нередки осложнения со стороны половых желез.

Хронический гонорейный уретрит внешне напоминает торпидный уретрит и отличается малосимптомностью. Поэтому часто больные не обращаются за медицинской помощью, оставаясь потенциальными распространителями инфекции. Так, В. И. Кечкер исоавт. (1970) сообщили,что60% больных не предъявляли никаких жалоб, а клинические изменения у них были минимальными. Н. П. Башкирова (1970) также подтверждает, что 61,7% мужчин с хронической гонореей не считали себя больными. Аналогичные цифры приводят Н. В. Стогов (1963), Т. А. Кислова и соавт. (1970), подчеркивая необходимость активного выявления хронической гонореи у мужчин.

Обычно внешние симптомы хронического гонорейного уретрита сводятся к так называемой утренней капле — небольшому скоплению уретрального экссудата, выдавливаемому утром ^после сна; иногда же свободных выделений вообще нет. Субъективные расстройства незначительны или отсутствуют. Жалобы больных чаще всего обусловлены наличием осложнений, среди которых на первом месте стоит хронический простатит, а потому могут быть весьма разнообразными.

Морфологические изменения в тканях мочеиспускательного канала не являются специфичными для гонореи, а однотипны при воспалениях различной этиологии. В свежей стадии заболевания они заключаются в диффузных экссудативных изменениях в эпителии, который местами может быть полностью разрушен, образуя поверхностные эрозии; в подслизистом слое возникают более или менее глубокие инфильтраты, содержащие в основном лимфоидные и плазматические клетки; сосуды стромы резко расширяются. Быстро поражаются железы Литтре и крипты Морганьи; в них накапливаются продукты гнойного воспаления, состоящие из полинуклеарных нейтрофилов и эпителиальных клеток. В случае закупорки протока желез Литтре образуются псевдоабсцессы (закрытый уретральный аденит).

При затянувшихся уретритах и в хронической стадии болезни к экссудативным изменениям присоединяются пролиферативные. Инфильтраты в подслизистом слое приобретают ограниченный, очаговый характер. В них, кроме лимфоидных и плазматических клеток, появляются фибробласты. В одних случаях в инфильтратах все же преобладают круглоклеточные элементы (мягкие инфильтраты), в других — соединительнотканные (переходные и твердые инфильтраты). Замещение инфильтрата рубцовой тканью приводит к сужению уретры — стриктуре. Цилиндрический эпителий на некоторых участках превращается в многослойный плоский, изредка даже в ороговева- ющий. В заднем отделе уретры иногда возникают мягкие кровоточащие грануляции.
Одним из типичных морфологических изменений при хроническом гонорей-ном уретрите является поражение уретральных желез в виде открытого или за-крытого уретрального аденита, а изредка в форме кистозного фолликулярного процесса в заднем отделе уретры. Н. С. Ляховицкий (1969), подчеркивая од-нотипность морфологических изменений при уретритах разной этиологии, писал: «...некоторые нюансы в описанной гистологической картине могут варьировать, но это будет зависеть не от характера этиологического фактора, а от характера реактивной способности организма, от его иммунобиологического состояния, от фазы воспалительного процесса».

Выраженные изменения слизистой оболочки уретры (разрыхление эпителиальных клеток, дистрофия их вплоть до десквамации и образования эрозивных участков, пролиферация с образованием лейкоплакий) и подслизистого слоя (воспалительные инфильтраты с формированием соединительной ткани), поражения желез и лакун нередко сохраняются после исчезновения гонококков (этиологическое излечение). Они могут быть одной из причин постгонорейных уретритов у мужчин.

Уретроскопия позволяет четко определить локализацию и характер морфологического субстрата воспалительного процесса в форме различных изменений слизистой оболочки уретры. Эндоскопическая картина отражает патологоанатомические процессы в тканях мочеиспускательного канала. В частности, уретроскопия нередко является единственным критерием дифференциального диагноза между свежей торпидной и хронической гонореей, когда внешние симптомы заболевания практически совпадают, а начало болезни осталось не замеченным больными. Тогда только выраженная очаговость эндоскопических изменений слизистой оболочки, наличие переходных и твердых инфильтратов будут убедительно свидетельствовать о хроническом уретрите. При хронической гонорее нередко находят так называемые бляшки Перина — ярко-красные кровоточащие участки слизистой оболочки, покрытые мелкими гра-нуляциями, в соскобе из которых у нелечившихся больных можно обнаружить гонококки [Васильев А. И., 1955].
Уретроскопия необходима не только для топической диагностики и эндоуретральной терапии при затянувшихся и хронических формах гонорейного уретрита, но и для установления излеченности, так как инфильтративные изменения и метаплазия эпителия уретры могут сохраняться длительно после исчезновения внешних симптомов заболевания. Так, по данным Н. П. Шамшина и Т. А. Кисловой (1977), инфильтраты в уретре обнаруживались у 14% переболевших уретритом мужчин спустя год. Поэтому предотвратить образование стриктуры уретры, например, можно только при своевременном выявлении и лечении мягких и переходных инфильтратов, которые иногда прогрессируют и превращаются в рубцовые сужения при отсут-ствии клиники уретрита или же при постгонорейном воспалении.

Так как ни клинически, ни уретроскопически нельзя отличить гонорейный уретрит от воспалений другой этиологии, то в соответствии с Инструкциями по лечению и профилактике гонореи, утвержденными Министерством здравоохранения СССР в 1976 г., диагноз гонореи может быть поставлен только после обнаружения возбудителей в мазках или посевах. Необходимо учитывать, что вы-
явление гонококков при торпидной и хронической формах гонореи может быть значительно затруднено. Поэтому, если гонококки в первом анализе отсутствуют, необходимы многократные микроскопические и бактериологические исследования (посевы), в том числе после комбинированной провокации.

Провокация (искусственное обострение воспалительного процесса) заметно облегчает выявление возбудителей, особенно у лиц, не лечившихся антибиотиками. Так, Krell (1973) нашел, что у 25% больных гонококки были обнаружены только после провокации. Обычно применяют комбинированную провокацию: механическую (введение в уретру металлического бужа и массаж уретры на буже), химическую (инстилляция 5 мл 0,5% раствора нитрата серебра на 10 мин), иммунологическую (внутримышечное введение 500 млн. микробных тел гоновакцины) и алиментарную (употребление накануне исследования 0,5—1 л пива). Эти методы должны сочетаться с одновременным массажем предстательной железы, семенных пузырьков и куперовых желез, конечно, если в них нет признаков острого воспаления. Эффект комбинированной провокации значительно усиливается при дополнительном использовании физиотерапевтических процедур: диатермии, УВЧ, электрофореза, грязевых аппликаций [Бейрах И. С., 1962; Григорьев В. Е., Грачев Ю. И., 1972]. Г. Н. Гнуздев (1938) утверждал, что при хронической гонорее провокация перекисью водорода может обеспечить успех при неудаче других методов.

Местные осложнения гонорейного уретрита
К местным осложнениям у мужчин относятся поражения кожи полового члена и ее добавочных образований, периуретраль- ных тканей, куперовых желез, предстательной железы, семенных пузырьков, семявыносящих протоков и придатков яичек. Иногда осложнением считают воспаление желез Литтре и лакун Морганьи, однако это мнение ошибочно, так как литтреит и морганит являются неизбежными спутниками гонорейной инфекции уретры даже в свежих случаях заболевания. Лишь мелкие фолликулярные абсцессы в стенке уретры, возникающие в случаях закупорки протоков желез Литтре, и остающийся иногда после их излечения хронический литтреит с известным осно-ванием могут расцениваться как осложнение гонорейного уретрита. При хроническом литтреите обнаруживаются маленькие плотные узелки во время пальпации уретры на буже, а в первой порции мочи имеются гнойные нити.
Частота и характер осложнений гонореи у мужчин резко изменились после открытия антибиотиков. Так, по данным «Хроники ВОЗ» (1965), за период с 1948 по 1963 г. частота простатитов и эпидидимитов уменьшилась примерно в 10 раз, хотя эти осложнения все еще бывают при запоздалом лечении. Особенно резко снизилась частота эпидидимитов. Например, в г. Горьком в 1939—1942 гг. эпидидимиты регистрировали у 8,9% больных гонореей, причем почти у 7з они развились во время лечения [Коган П. И., 1947]1 В те же годы в Болгарии эпидидимиты наблюдались в 17,7%, тогда как спустя 20 лет — лишь в 0,88% случаев [И. Петков и др., 1960]. В настоящее время эпидидимиты отмечаются только у 1—3% больных, главным об-
разом при торпидном и хроническом течении болезни, а также в случаях смешанной инфекции с трихомонадами. Изменилась не только частота, но и клиника эпидидимитов: чаще стали встречаться подострые формы, орхоэпидидимиты и т. д.
Самым частым осложнением гонореи теперь стало воспаление предстательной железы, которое обычно находят у 20—50% больных с затянувшимися и хроническими уретритами. Впрочем, острый простатит—явление довольно редкое; обычно имеет место вяло текущее первично-хроническое воспаление предстательной железы, при котором гонококки обнаруживаются далеко не всегда. Так, в клинике Charite гонококки в секрете этой железы найдены лишь у 5 из 303 обследованных мужчин, больных гонореей [Engel, 1976].

В общем следует заметить, что ныне большинство местных осложнений гонореи протекает мягче, с менее острыми воспалительными изменениями, чем в дохимиотерапевтическую эру. При своевременном начале лечения свежей гонореи антибиотиками осложнения практически не успевают возникнуть. Лишь в некоторых странах со слаборазвитой службой здравоохранения и низкой санитарной грамотностью населения все еще описываются тяжелые и давно забытые у нас осложнения гонореи. Например, Osoba и Alausa (1976) сообщили о больных с множественными мочевыми свищами в промежности (симптом лейки— watering-can perineum)—следствие нелеченой гонореи у жителей Нигерии.

Поражения кожи вследствие экзогенного внедрения в нее гонококков случаются довольно редко. Чаще при остром гонорейном уретрите баланит и баланопостит обусловлены гноеродными бактериями, вызывающими воспаление предварительно мацерированной обильным гнойным отделяемым кожи головки полового члена и внутреннего листка крайней плоти. Но бывают эрозии и изъязвления кожи, непосредственно причиненные гонококками. Они немногочисленны, почти безболезненны, локализуются чаще в области уздечки, а располагаясь на коже полового члена и на прилегающих участках (бедра, лобок), иногда покрываются корками, напоминая эктиму или шанкриформную пиодермию [Glicksman et al., 1967; Haim, Merzbach, 1970; Siboulet, Majewski, 1974]. Известны также гонорейные воспаления срединного шва полового члена. Е. Л. Фридман (1973) описал угревидные поражения кожи полового члена у больного гонорейным уретритом, однако не представил убедительных доказательств гонококковой природы этого осложнения. По-видимому, возникновение первичных гонококковых воспалений кожи облегчается случайными травмами, как показал Prager (1973), наблюдавший гонококковый абсцесс на пальце с лимфангитом предплечья и плеча у мужчины, который перед половым контактом с больной женщиной проколол иглой кожу кисти в нескольких местах. 
Более часто гонококки проникают в тизоновы железы, расположенные симметрично по обе стороны от уздечки. Тизонит обычно остается незамеченным, пока не произойдет закупорка выводного протока. Тогда с одной стороны уздечки образуется умеренно болезненная флюктуирующая припухлость, покрытая покрасневшей кожей, — абсцесс тизоновой железы. Он может прорваться самостоятельно, но чаще его приходится вскрывать. В полученном гное содержатся гонококки.

Парауретрит — воспаление парауретральных ходов, которые представляют собой слепые каналы в коже, идущие примерно параллельно уретре и открывающиеся на головке, губках уретры и на других участках полового члена. Парауретрит обычно не дает субъективных расстройств, и больные его не замечают. Его можно распознать лишь при тщательном обследовании полового члена, обнаружив каплю гноя в отверстии хода при выдавливании. При более выраженном воспалении отверстие хода гиперемировано и слегка отечно, а сам ход иногда инфильтрирован и прощупывается в виде плотноватого тяжа.

Парауретрит, как правило, осложняет гонорейный уретрит, но бывает и изолированным. Иногда из-за закупорки воспалительным инфильтратом узкого и извилистого парауретрального хода в нем образуются один или несколько абсцессов, достигающих иногда величины лесного ореха.
От абсцесса парауретрального хода и абсцесса тизониевой железы следует отличать пер и уретральный абсцесс, который в настоящее время встречается крайне редко, как и другие остры^ осложнения гонореи. Периуретральный абсцесс является результатом внедрения гонококков в периуретральную клетчатку и кавернозное тело уретры, что ранее наблюдалось при травматичной местной терапии или при слиянии нескольких псевдоабсцессов литтреевских желез. Плотный, болезненный, без резких границ воспалительный инфильтрат в таких случаях образует припухлость, которая то затрудняет мочеиспускание, располагаясь в подслизистом слое уретры, то приводит к болезненным эрекциям с искривлением полового члена кпереди при локализации в кавернозном теле (к а в ер н и т). Инфильтрат затем подвергается гнойному расплавлению, вскрываясь в уретру или через кожу полового члена (чаще в области ладьевидной ямки) или мошонки наружу. При своевременном лечении антибиотиками и тепловыми процедурами инфильтрат может полностью рассосаться.
Лимфангит полового члена и паховый лимфаденит наблюдаются преимущественно при остром течении уретрита, осложненного воспалительным фимозом или парафимозом. Но они в таких случаях чаще обусловлены пиогенными бактериями (стафилококки, стрептококки), находящими благоприятные условия для проявления своих патогенных свойств, чем гонококком. Бывают, однако, лимфангиты и лимфадениты гонококковой этиологии, связанные с лимфогенным распространением возбудителей, о чем упоминалось в разделе «Общая патология гонорейной инфекции».

Воспаление куперовой железы (куперит) может протекать в острой или хронической форме. Внедрение гонококков в проток железы (катаральный куперит) не распознается, так как не сопровождается субъективными или объективными нарушениями. Если же воспаляется сама железа, то вначале развивается болезненная инфильтрация в промежности, а затем формируется абсцесс. Он характеризуется пульсирующей болью, усиливающейся при дефекации, движении и давлении на промежность. Повышается температура тела. Мочеиспускание бывает учащено или затруднено, вплоть до острой задержки мочи из-за рефлекторного спазма сфинктера. Абсцесс чаще вскрывается в промежность, где образуются труднозажи- вающие свищи, но изредка прорывается в уретру или прямую кишку [Порудоминский И. М., 1952]|. Абсцесс куперовой железы диагностируется на основании наличия гонорейного уретрита, резко болезненной при пальпации воспалительной припухлости в промежности в стороне от срединного шва. В гное, пу- лученном после широкого вскрытия абсцесса, находят гонококки.

Хронический куперит встречается редко, но имеет важное эпидемиологическое значение, так как в куперовых железах гонококки без лечения могут сохраняться неопределенно долго. Он либо совсем не вызывает субъективных расстройств, либо обусловливает выделения из уретры по утрам, чувство тяжести и ноющие боли в промежности, усиливающиеся при длительном сидении. В этих случаях удается прощупать сбоку от срединного шва слегка уплотненную, болезненную и увеличенную от размеров мелкой горошины до каштана куперову железу. В ее секрете после массажа обнаруживаются лейкоциты и гонококки.
Гонорейный эпидидимит, как правило, начинается остро с болей в пораженном придатке яичка, повышения температуры тела до 38—40 °С, головной боли, недомогания. Процесс чаще односторонний. Воспалительные явления и боли- в течение 2—5 дней нарастают, а затем постепенно стихают. При осмотре находят выраженную гиперемию и отек кожи соответствующей половины мошонки, в пораженном придатке определяется плотный болезненный инфильтрат с гладкой поверхностью. Обычно он располагается в хвосте придатка, иногда захватывая его тело и головку. Такая локализация процесса объясняется каналикулярным путем инфицирования: по общепринятой гипотезе Pelouze, осложнение развивается вследствие ретроградного пассажа инфицированной мочи или секрета из заднего отдела уретры через семявыносящий проток в придаток яичка [King, Nicol, 1975]. Сам семявыносящий проток страдает не всегда, но иногда он воспаляется, и тогда прощупывается как плотный и болезненный тяж, отходящий от пораженного придатка (деферентит). Если же воспаление за-хватывает весь семенной канатик (фуникулит), образуется тестоватой консистенции толстый болезненный шнур диаметром 1—2 см, в котором нельзя различить составные части.

Обычно само яичко кажется неизмененным, и воспаленный придаток четко отграничивается от него. Но при гистологическом исследовании установлено, что эпидидимиту всегда сопутствует внешне бессимптомное воспаление яичка. Впрочем, в последние годы все чаще описываются случаи, когда одновременное поражение яичка выражено и клинически (орхоэпидидимит). Иногда воспаление придатка и яичка сочетается с выпотом в оболочки яичка, в которых накапливается жидкость (периорхоэпидидимит).

При гонорейном эпидидимите симптомы уретрита настолько ослабевают, что выделения могут временно совсем прекратиться. Иногда же острый эпидидимит развивается при малосимптомном уретрите, который не был замечен больным, что затрудняет правильную диагностику. Трудности возникают и в случаях все чаще встречающегося подострого, а иногда и вялого, без температурной реакции начала и течения гонорейного эпидидимита. Такие случаи надо дифференцировать с неспецифическими эпидидимитами, с эпидидимитами, осложняющими негонококковые уретриты, и с туберкулезом придатка. Надо иметь в виду, что последний также в 20—30% начинается остро с увеличения придатка, покраснения кожи мошонки, подъема температуры, озноба и т. д. [Эпштейн И. М., 1970; Гагариной В. С., 1977]. Правда, затем туберкулез придатка принимает хроническое течение, инфильтрат становится безболезненным, плотным, бугристым, местами спаивается с кожей, нередко наступает казеозный распад с выделением гноя из образующихся свищей. Как правило, в семявыносящем протоке прощупываются четкообразные утолщения.

Этиологическая диагностика эпидидимита обычно основывается на нахождении возбудителей в уретральном отделяемом. Однако при пункции придатка яичка иногда обнаруживают микроорганизмы, не имеющие отношения к уретриту [Furness et al., 1974]. Надо учитывать, что гонорейный уретрит может спровоцировать инфекцию мочеполовых органов другой этиологии, которая и явится непосредственной причиной эпидидимита.
Инфильтрат в придатке яичка, как правило, полностью не разрешается, а частично замещается рубцом, что отражается на оплодотворящей способности (фертильности). Из-за обтурации семявыносящих путей двусторонний эпидидимит в 50— 100% приводит к аспермии [Порудоминский И. М., 1968]. Но и односторонние эпидидимиты понижают оплодотворяющие свойства спермы, а примерно в 5% заканчиваются аспермией [Гех- ман Б. С., 1963; Каган С. А., 1974].

При периорхоэпидидимите может развиться хроническая водянка яичка, постепенно приводящая к его атрофии.
Воспаление предстательной железы (простатит) возникает вследствие проникновения гонорейной инфекции. Из заднего отдела уретры возбудители легко попадают в протоки предстательной железы, большое число которых открывается в области семенного бугорка. Но такой катаральный 
простатит протекает асимптомно. Лишь проникновение гонококков в железистые дольки и окружающую их межуточную ткань приводит к клинически выраженным симптомам, но только в случаях острого воспаления, которое в настоящее время наблюдается весьма редко. При остром простатите симптоматика зависит от локализации очагов воспаления в предстательной железе. Чаще всего речь идет о клинике острого заднего уретрита, но бывают и общее недомогание, повышение температуры тела до 38—39 °С, боли в промежности и при дефекации, запоры, затруднения при мочеиспускании и т. д. При ректальном обследовании обнаруживают болезненность, уплотнение а увеличение всей железы или одной из ее долей (паренхиматозный простатит). Иногда же прощупываются немногочисленные болезненные узлы величиной с горошину и более, являющиеся следствием псевдоабсцессов в отдельных железистых дольках (фолликулярный простатит).

Под влиянием адекватного лечения все признаки острого» простатита обычно быстро исчезают. Но без лечения может сформироваться абсцесс предстательной железы, хотя это бывает крайне редко. Тогда боли и общие нарушения нарастают, температура достигает 40 °С, общее состояние становится тяжелым, часто возникает острая задержка мочи. При пальпации через прямую кишку находят большую, резко болезненную припухлость, выпячивающуюся в прямую кишку, с явной флюктуацией. После лечения или даже без него абсцесс прорывается в задний отдел уретры и все симптомы быстро исчезают. Но иногда гной находит выход в прямую кишку или в промежность и даже в полость малого таза с образованием перитонита, как было в одном из наших наблюдений.

Острый простатит может постепенно принять хронический характер, особенно при недостаточном лечении. Однако теперь, почти как правило, хронический простатит возникает первично, т. е. поражение предстательной железы с самого начала течет вяло, без острых воспалительных изменений и часто субъективно бессимптомно. Его очень часто находят при затянувшихся и хронических гонорейных уретритах. Но гонококки в секрете предстательной железы, полученном после массажа или путем трансперинеального или трансректального прокола, выделяют в немногих случаях, особенно если больные ранее получали достаточные дозы антибиотиков и других химиотерапевтических препаратов. Правда, иногда предстательная железа служит как бы резервуаром латентной инфекции. Danielsson и Molin- (1971) полагают, что в предстательной железе могут находиться временно неактивные гонококки даже после успешной терапии неосложненной гонореи.

Низкая эффективность противогонорейной терапии при хронических простатитах, возникших у больных гонореей, по-видимому, объясняется тем, что гонококки лишь приводят в действие «пусковой механизм» воспалительного» процесса в предстательной железе, который затем поддерживается другими факторами — инфекционными (вторичная флора) и неинфекционными.
В развитии хронических простатитов, как гонорейных, так и обусловленных другими микроорганизмами, можно выделить две фазы. Начальная (инфекционная) фаза протекает как инфекционный процесс со всеми присущими ему особенностями. В этой фазе антибактериальное лечение приносит, как правило, успех) Во второй фазе (условно обозначаемой как постинфекционная) роль инфекционного агента постепенно отходит на задний план, а ведущее место в патогенезе занимают анатомические изменения в тканях железы, нервно-трофические нарушения, застой и распад секрета, явления аллергии и аутоагрессии. Именно эти вторичные факторы в постинфекционной стадии и поддерживают в основном воспаление вне зависимости от того, сохранились ли микроорганизмы, послужившие первоначальной причиной развития хронического простатита [Ильин И. И., 1977].
Клиника хронических простатитов многообразна, полиморфна в отличие от острого простатита, при котором преобладают однотипные местные проявления [Корик Г. Г., 1975]. Кроме «субъективно бессимптомных, наиболее частых случаев хронического простатита, могут быть формы с симптомами заднего уретрита (императивные учащенные позывы на мочеиспускание, .выделения из уретры, зуд и жжение, нити и хлопья в моче), различными болями (в промежности, прямой кишке), парестезиями (чувство тяжести в промежности), нарушениями половой функции (преждевременная эякуляция, ослабление эрекции, снижение оргазма и др.), невротическими расстройствами ((утомляемость, пониженная работоспособность, раздражительность). Все эти симптомы порознь или в разных сочетаниях могут встречаться при хронических простатитах любой этиологии.

Диагноз хронического простатита ставится на основании объективного исследования железы и лабораторных анализов секрета. Жалобы больных и анамнез не всегда дают ключ к диагностике, так как ряд осложнений гонореи и негонококковых уретритов (куперит, сперматоцистит), конгестивные процессы, аноректальный варикозный симптомокомплекс, нервно-вегетативная атония предстательной железы иногда протекают с аналогичными субъективными расстройствами. При катаральном воспалении пальпаторные изменения в предстательной железе не определяются, при фолликулярном находят отличающиеся по консистенции отдельные более плотные или, наоборот, слегка флюктуирующие узлы. Хронический паренхиматозный простатит сопровождается увеличением объема одной доли или всей железы, уплотнением, сглаженностью центральной борозды, болезненностью при массаже. В секрете воспаленной предстательной железы содержится более 10 лейкоцитов в поле зрения при исследовании в раздавленной капле с увеличением в 400 раз, заметно уменьшается число липоидных зерен, нарушается феномен кристаллизации секрета и т. д. Бактерии, как уже упоминалось, чаще находят только в ранних стадиях болезни.

Хроническому простатиту обычно сопутствует воспаление семенного бугорка (колликулит), выявляемое при уретроскопии. Хронический простатит часто бессимптомен, поэтому предстательная железа должна быть исследована у всех больных хронической гонореей. Рецидивы уретрита и неудачи в лечении иногда зависят от сохранения очага инфекции в предстательной железе. Он может служить также источником экстрагенитальных осложнений.
Воспаление семенного пузырька (везикулит, сперматоцистит) редко бывает изолированным, чаще оно сочетается с простатитом или эпидидимитом. Классическая острая форма гонорейных сперматоциститов с высокой температурой, гематурией, развитием эмпиемы и тяжелыми последствиями теперь практически не встречается [Soltz-Szots, Kokoschka, 1973; Schofield, 1975; King, Nicol, 1975]. Но при заднем уретрите возникает первично-хроническое, вялое воспаление семенных пузырьков и семявыносящих протоков. Оно обычно протекает бессимптомно (выявляется только при пальпации и исследовании секрета) или маласимптомно, но иногда вызывает разнообразные расстройства: коликообразные боли в тазу при половом возбуждении, иррадиирующие в задний отдел уретры, промежность или прямую кишку, учащенные или болезненные эрекции и поллюции в начальной стадии осложнения, а позднее — вялость и редкость эрекций, преждевременную эякуляцию и т. п.

Стриктура уретры (рубцовое сужение мочеиспускательного канала) в связи с высокой эффективностью современных методов лечения стала очень редким осложнением. Тяжелые последствия гонорейных стриктур почти исчезли, так как принятые в СССР методы контроля за перенесшими гонорею лицами позволяют своевременно распознать начинающееся развитие рубцовой ткани в уретре и принять соответствующие меры [Дунаевский Л. И., Арсеньев Р. В., 1974]. Стриктуры теперь наблюдаются чаще после негонококковых уретритов, чем после гонореи. Гонорейные стриктуры чаще локализуются в луковичной части, но могут быть у наружного отверстия или в любом другом месте уретры. Они обычно множественные и приводят либо к циркулярному сужению просвета уретры на ограниченном участке («диафрагмоподобная стриктура»), или на протяжении целого сегмента («тубулярная стриктура»). Неосложненные стриктуры уретры клинически проявляются выделениями из мочеиспускательного канала, постепенным истончением струи мочи, снижением ее напора, более длительным временем, необходимым для опорожнения мочевого пузыря, потребностью натуживаться при мочеиспускании и т. д. Постепенно дистальнее стриктуры образуются участки расширения, в которых вторично развивается хроническое воспаление, поддерживаемое банальными бактериями. При отсутствии лечения такие запущенные стриктуры приводят к периуретральным абсцессам и мочевым свищам, цистопиелиту и пиелонефриту.
 

Ищите хорошего уролога-андролога в Омске?

Андролог - это доктор, специализирующийся на лечении и диагностике болезней мужской половой сферы Уже двадцать лет я занимаюсь актуальной медицинской и социальной проблемой — андрологией и новыми технологиями лечения мужского бесплодия. Эти технологии основаны на результатах фундаментальных исследований анатомо-функциональных особенностей сосудов органов мошонки, экспериментальных, морфологических материалах и клинических наблюдениях. 

Главная задача андрологии — осуществление комплекса профилактических и лечебных мероприятий, направленных на сохранение и реабилитацию утраченной репродуктивной функции мужского организма и управление его фертильностью.

Таким образом, основной проблемой андрологии является мужская инфертильность. Однако, я занимаюсь и оперативной андрологией, лечением воспалительных заболеваний мочеполовой сферы, такими, как простатит и уретрит, орхит и эпидидимит на базе крупного федерального центра в Омске.

Получите подробное расписание оперирующего андролога с 23-летним опытом в виде sms-сообщения и запишитесь на прием в удобное для Вас время по телефону +7 (3812) 21-39-02 (с 6.00 до 23.00); или напишите WhatsApp (нажмите здесь). Задержка с ответом возможна, если доктор занят на операции. Андрология в Омске на Березовой.

Пять причин выбрать нашу клинику:

  • помощь без очередей и ожидания;
  • 23 года в практической оперативной и консервативной урологии и андрологии;
  • обследование у нас в день операции или оформления на дневной стационар;
  • личный контакт с урологом на период лечения и в последующем;
  • работаем с полисами ОМС, оказывая бесплатную помощь;

ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЕМ

НАЖМИТЕ ДЛЯ ЗВОНКА С ТЕЛЕФОНА

Мы находимся в нескольких метрах от остановки транспорта «Санаторий Омский», здесь же Вы можете оставить свой автомобиль на одной из двух парковок. Лестница оборудована удобным пандусом для людей с ограниченными возможностями. Великолепная диагностическая аппаратура экспертного уровня сочетается с уютным интерьером. Мы можем предложить для гостей и посетителей нашего центра замечательное кафе.

Около 20% супружеских пар являются бездетными вследствие различных причин, приведших к развитию инфертильности. Следовательно, бесплодие имеет не последнюю роль в катастрофическом уменьшении численности населения.
В структуре инфертильного брака мужской фактор составляет свыше 50%, однако проблемам репродуктивной андрологии уделяется недостаточное научно-практическое и организационное внимание.

Причины развития бесплодия у мужчин многообразны. Лидирующими среди них являются инфекционно-воспалительные процессы в половых органах (везикулиты, простатиты, орхиты, эпидидимиты и др.), чаще всего вызываемые сексуально-трансмиссивной флорой (хламидиями, вирусами, микоплазмами, уреаплазмами, трихомонадами и др.), нарушения гормонального баланса (гипогонадизм, гиперэстрогения, гиперпролактиномия и др.), непроходимость семявыносящих путей (хронический обструктивный эпидидимит, ятрогенная перевязка семявыносящих протоков и др.), дисциркуляторные заболевания (ишемические повреждения тестикул, варикоцеле и др.).

Открывшиеся в последние годы в Москве и некоторых регионах России частные коммерческие медицинские центры андрологического профиля не проводят научных исследований, зачастую применяют неапробированные методы и схемы лечения. Стоимость медицинской помощи в таких центрах непосильно высока для большинства граждан РФ. Преимуществом нашей клиники заключается в том, что мы аффилированы с крупным государственным федеральным центом и можем оказывать помощь бесплатно (по ОМС).

По объяснимым причинам проблемой репродукции человека занимаются преимущественно врачи-гинекологи. Очевидно, что именно это часто обусловливает неверное понимание целей, задач и практических возможностей клинической андрологии и сводит представление о ней лишь к спермиологии.

Эякулят — как основной продукт деятельности мужской половой системы подвержен различным количественным и качественным изменениям, как следствие местных и общесоматических патологических процессов и негативного экзогенного воздействия. Однако в одних случаях эти изменения устранимы, в других же — необратимы. К примеру, практически неизлечима аспермия тестикулярного характера (остановка процесса сперматогенеза в половых железах), вызванная двусторонним крипторхизмом, при несвоевременно выполненном хирургическом лечении низведения яичек в мошонку и орхидопексии. Другая клиническая ситуация наблюдается при посттестикулярных обтурационных формах бесплодия вследствие ятрогенных перевязок и пересечений семявыносящего протока, окклюзиях канальца на уровне хвоста придатка, когда реконструктивная микрохирургическая операция в состоянии восстановить проходимость семявыносящего тракта с последующей нормализацией показателей спермограммы.

В описанных случаях лабораторный диагноз «аспермия» совершенно неоднозначен для специалиста-андролога. Между тем, приходится ежедневно наблюдать немало случаев, когда бесплодной супружеской паре вследствие потенциально излечимой мужской инфертильности обтураци-донорской инсеминации или экстракорпорального оплодотворения как единственную возможность женщине забеременеть, лишив потенциально фертильного мужчину иметь генетически собственного ребенка. Как это не звучит парадоксально, внедрение новых репродуктивных технологий, в некоторой степени, усугубляет проблемы андрологии и тормозят ее развитие.

Диагностика и лечение бесплодий супружеской пары — это, прежде всего, повседневная совместная работа врачей гинекологов и андрологов. В этом заключается залог успеха терапии инфертильности.

Наша клиника в Омске реализовала современную интегрированную модель урологической практики как амбулаторного, так и стационарного уролога  в амбулаторном урологического офиса на базе крупнейшего федерального центра. Хорошо компьютеризированную служба с  мобильной связью, транспортное обеспечение, электронная история болезни позволяет координировать визиты пациентов, планировать процедуры и операции. Мы обладаем широкими диагностическими возможностями - это клиническая лаборатория и экспресс-микробиологическая диагностика, ультразвуковая диагностика с возможностью выполнения инвазивных процедур под УЗИ-контролем, эндоскопическая и уродинамическая диагностика. Две удобные парковки и уютное кафе дополняют великолепное общее оснащение амбулаторного офиса.

Эффективно лечить урологические заболевания нам помогают:
Центр хирургии и дневной стационар для урологических больных, который работает бесплатно для наших пациентов (по полису ОМС).
Хирургический/урологический стационар.
Научное сотрудничество с кафедрой урологии и отделением крупной клинической больницы.

Друзья, если вы живете в Омске или Омской области у Вас остались вопросы получите подробное расписание в виде sms-сообщения и запишитесь на прием в удобное для Вас время по тел. +79095377482 (пожалуйста, нажмите для звонка с телефона) или напишите WhatsApp. Задержка с ответом возможна, если я буду занят на операции.

The website encountered an unexpected error. Please try again later.